Интервью с Константином Дранчем, лауреатом премии МПК, часть 1

"Я гражданин мира по призванию, но гражданин России по паспорту"

Интервью с Константином Дранчем, лауреатом премии МПК, часть 1.

Интервью у Константина Дранча, автора translationrating.ru, взял Леонид Глазычев, генеральный директор Logrus IT (www.logrusit.com).

Леонид: Добрый день, Константин. Впервые, наверное, человек типа тебя сам дает интервью человеку из отрасли, а не наоборот.

Константин: На самом деле, такое уже было, я несколько раз участвовал в подобном, например, для подкаста Wordbee, но вот из России первый раз. Правда, мы с тобой оба, вроде бы, уже и не совсем из России...

Леонид: Тем не менее, это делается для российского рынка.

Константин: Да, мы поменялись ролями.

Леонид: И это очень прикольно. Я тебя беру свеженького, тепленького. Ты вопросы не читал заранее, и их не получал.

Константин: Подтверждаю.

О памяти, космополитизме и мировой культуре

Леонид: Поэтому тебе придется сейчас импровизировать. Итак, мой первый вопрос. Ты помнишь, за что получил награду МПК?

Константин: Нет, не помню, но я так понимаю, за вклад в развитие отрасли.

Леонид: Да, но конкретно, за что именно, не помнишь. Это пикантная деталь, я был почти уверен, что ответ будет именно таким...

Константин: Я все же полагаю, что за вклад в развитие отрасли.

Леонид: Хорошо, это близко, “тепло”. Теперь я задам более провокационный вопрос. Нужно, чтобы читателям было интересно. С твоего позволения я потом вырежу маленький кусочек этой беседы, и добавлю к интервью аудио-клип. Итак, вопрос: Путешествуешь ты очень много и живешь где-то там “в мире”, мы даже не знаем на самом деле, где именно, потому что появляешься во всех точках. Теперь я тебе аккуратно зачитаю определение космополитизма, а ты мне скажешь, чувствуешь ли ты себя космополитом (сопровождается веселым смехом Константина).

Определение космополитизма: Космополити́зм (от др.-греч. κοσμοπολίτης (kosmopolites) — космополит, человек мира) — идеология мирового гражданства, ставящая интересы всего человечества в целом выше интересов отдельной нации или государства и, внимание, рассматривающая человека как свободного индивида в рамках Земли.

Теперь вопрос: Как ты к этому относишься, чувствуешь ли ты себя оным?

Константин: Скорее да, чем нет. Скорее космополит, чем националист. Хотя я вижу во многом свою работу в том, чтобы помочь российскому рынку, сделать компании более конкурентоспособными… С российским рынком у меня особо особые отношения, хотя вот после TranslationRating.ru я вышел на Великобританию, на США, Францию и другие страны, и во многих из них получилось построить отношения, теперь там теплый прием, и так далее. Но Россия, несмотря на ее, как бы правильнее сказать, склонность к разговорам на кухне, все равно для меня, наверное, номер один. Скорее космополит, но к России у меня отдельные теплые чувства.

Леонид: А одно другое, как я понимаю, прочтя внимательно определение, не исключает. Это не значит, что ты не можешь испытывать теплые чувства. Это всего лишь определяет твои приоритеты и порядок, в котором ты их расставляешь.

Константин: Я гражданин мира по призванию, но гражданин России по паспорту.

Леонид: Прекрасное определение. Этот кусочек я вырежу из вставлю аудио-фрагментом. Будет очень интересно (смех Константина). Теперь я задам второй косвенный вопрос. Чего-то подобного я ожидал, немного зная тебя. Как гражданин мира и путешественник по миру, замечаешь ли ты серьезные культурные или какие-либо иные различия между российской и мировой переводческой и локализационной отраслью? Это относится к культуре, подходам, ожиданиям и прочему.

Константин: Мировой культуры не существует. Есть американская культура, французская, британская, прибалтийская, чешская, и так далее. Ты тоже, как человек путешествующий, знаешь, что в общем и целом люди везде очень похожи, и в России можно найти куски американской культуры, куски французской культуры, и так далее. Есть разные уровни зрелости. Если постараться и обобщить, конечно же, можно несколько стереотипов нащупать. Например, если выступаешь в России, тебя воспринимают серьезно, если чуть критикуешь или пророчишь мрачное будущее с какими-то проблемами.

Леонид: Присоединяюсь, как коллега-путешественник.

Константин: Если ты приезжаешь в США, тебя воспринимают серьезно, если ты людей мотивируешь: “У вас все получится, давай, давай, дела идут отлично, вперед ребята, вы молодцы!”. В общем, если их хвалишь и поощряешь...

В Великобритании ты должен делать и то, и другое, но очень изящно и легко, играя словами и подавая двусмысленные сообщения. Как-то так… Разница есть, и скорее в национальном характере. Еще один момент, который я заметил. Когда живешь в России, кажется, вот есть “Запад”, и там практики везде лучше, там они знают все эти технологии, там организация лучше. Но на самом деле никакого этого “запада” не существует, есть, может быть, несколько компаний, где все хорошо построено. Но втайне от всех зайди в какой-нибудь локализационный отдел условного Google, Microsoft или Amazon, и там же найдешь человека, который ничего особо не знает, он новичок в отрасли, который пришел и не владеет ни терминологией, ни процессом, но очень уверен в себе… Или он не очень уверен в себе, но прекрасно понимает что дело это очень сложное, тонкое, а он при этом ничего не знает и также сомневается, как все остальные. Что в России ты можешь найти как человека ужасно самоуверенного, который считает, что он все правильно делает, так и человека, не уверенного в себе, который считает, что только в западном обществе они все умеют. Так и на этом “западе” есть точно такие же типажи людей, которые либо ничего не знают и говорят об этом, либо ничего не знают, но уверены в обратном.

Размышления о Bullshit-е

Леонид. Теперь вопрос еще более сложный, специально для тебя придумал. Ты обрабатываешь во время всех своих встреч, конференций и пр. совершенно фантастический объем входящей информации, который к тому же приходится как-то интерпретировать, обобщать, превращать в слова и тезисы. Масса того, что ты слышишь от людей как в интервью, так и в виде презентации должно быть bullshit-ом или, в переводе на русский, пургой. Вопрос: определил ли ты для себя какой-то bullshit-фильтр? Это совершенно необходимо человеку, который столько всего выслушивает и на основе этого должен еще делать разумные выводы. Если да, можешь ли ты поделиться своими критериями с аудиторией?

Константин: Как распознать, что человек не bullshitter?

Леонид: Либо человек, либо то, о чем он говорит. То есть, либо он сам bullshitter, либо он продает тебе вечный двигатель. Есть ли у тебя какие-то выработанные критерии на основе всего того, что ты за все эти годы в разных аудиториях от разных людей выслушал?

Константин: Трудно сказать, у меня единого фильтра нет, ты же знаешь, что люди – сложные существа.

Леонид: Фильтр может быть композитным. Я и спрашиваю, есть ли у тебя некие рецепты, признаки, что угодно…

Константин: Давай посмотрим на два-три основных типа bullshit-еров. Первый - тот, кто что-то тебе слишком нахраписто продает, этакий уверенный в себе продажник, который полон энтузиазма, и нет у него вот этого, как по-русски будет, humility, определенной скромности в подходе к тому, что он делает, и к своим данным, абсолютное высокомерие. Это человек, не готовый выслушать обратную точку зрения, не интересующийся темой.

Также изобретатели бывают, некий доморощенный Кулибин, в России не один такой есть… Сделает технологию, совершенно не изучит рынок, есть ли уже такие технологии или подходы, может быть, они колесо изобретают... Но вот совершенно уверен, что они сделали лучше, чем у всех, чем все профессионалы в крупных компаниях до этого. И при этом они не готовы слышать, что их технология имеет изъян.

Опять неготовность слушать, неготовность обратно принимать информацию. Мне кажется, это – один из самых ярких признаков bullshit-а. Если человек слушает, сравнивает, иногда сомневается в том, что он говорит, если у него есть здоровая толика сомнения, для меня это показатель правды. Самоирония определенная, рефлексия... Если все это односторонний поток, скорее всего – bullshit.

Давай тогда подытожим. Готовность слушать – это антипод bullshit-а.

Леонид: Мы пока сформулировали первое условие – чрезмерная ориентация на попытку тебе что-то продать, и я даже использую слово “втюхать”.

Константин: Хорошее слово!

Леонид: Добавляем сюда самоуверенность и высокомерие в подаче. Второе - это изложение каких-то идей или концепций без готовности принимать обратную связь и без элементов сомнения своей правоте.

Константин: Также незнание рынка, среды, в которую они приходят со своим предложением. Это ведь легко узнать. Достаточно задать человеку вопрос, чем он отличается, кто его конкуренты. Если в ответ вам говорят, что они – лучшие, то, скорее всего, это не так. А вот если они готовы сказать, что вот здесь они выигрывают по такому критерию, хотя в другом месте конкуренты выигрывают по другим, это уже пройдет мой спам-фильтр…

Леонид: И последнее – это отношение. Есть ли у человека элемент самоиронии, который показывает его общую зрелость и вменяемость. Кстати, сегодня цитату прочитал на Facebook, она, естественно, из классиков, по-моему, Николай Дупленский опубликовал. Говорят, что у человека при отсутствии какого-то одного чувства обостряются все прочие. И действительно, люди с отсутствием чувства юмора, как правило, имеют обострённое чувство собственного достоинства...

Константин: Обостренное чувство собственного достоинства – один из тех сигналов, которые нужно воспринять. Если обострено, значит что-то прогнило в Датском королевстве... Знаешь, что еще можно записать? Когда человек в разговоре уклоняется от ответа, не может прямо и коротко ответить на поставленный вопрос.

Леонид: Отличный пункт, могу добавить: В крайнем случае, если у тебя краткого ответа или четко сформулированных мыслей нет, честно признаться, что ты не можешь ответить сходу, нужно собраться с мыслями, или ты просто ответ не знаешь...

Константин: Точно. Когда ответ не знаешь и начинаешь уходить от темы – это явный путь к bullshit. По-моему, мы тему раскрыли полностью.

Леонид: Согласен. Мне кажется, ты с интересом отвечал, значит, вопрос был хороший. Я почти уверен, что его никому из прочих лауреатов не задавали.

Константин: Интересно, почему ты мне его задал?

Леонид: Как почему? Потому что ты очень много этого слушаешь!

О динозаврах и хай-тек бродягах

Леонид: У тебя была довольно богатая и разнообразная карьера. Ты создал TranslationRating.ru, какое-то время работал в Memsource, сейчас ты в Nimdzi. Это я покрыл только маленькую часть. В профиле на LinkedIn ты себя описываешь как человека, который делает market research в области перевода и локализации и консультирует midsize LSP. В связи с этим вопрос первый: средний класс, т.н. midsize в локализации существует, или он точно также вымывается как средний класс в экономике?

Константин: Исчезающий это вид, Леонид, ты сам знаешь – исчезающий…

Леонид: Так ты сам написал на LinkedIn, что его консультируешь. Мне стало интересно… Ты консультируешь динозавров?

Константин: В профиле я попытался изобразить себя не как я себя вижу, а в разрезе того, как я могу быть полезен и кому, чтобы лучше мой профиль работал. Не изнутри, как человека с внутренним миром, а какой продукт я могу из себя представлять.

Что касается midsize, тут тема хорошая, потому что за рубежом купили очень много компаний среднего размера, от 10 до 30 миллионов. Самая интересная компания для покупки, и как раз за такими все крупные покупатели гоняются. Посмотри, сколько сделок было за последнее время: Livewords, Telelingua, AAC Global, LanguageWire кого купил? Xplanation, ну и так далее… Их не так много, этих компаний, и если посмотреть, как устроен рынок, то огромный объем ложится на крупных LSP, которые или собаку съели, или думают, что собаку съели, почему-то там все сложно… Потом есть вот эти маленькие компании, которых миллион, точнее, легион. А посередине, там, где один-два владельца, они все сами построили, добились хороших успехов, пробились на мировой уровень… Таких компаний все меньше и меньше, их все хотят купить. Это очень ценно, когда один-два человека смогли и вышли на этот уровень. И они принимают еще решения, как дальше быть, как нам сделать компанию, которая в мире что-то из себя представляет, и при этом оставаясь гибкими, чтобы у них не было прослойки с 10000 менеджеров среднего звена. Самый интересный тип компании, наверное? Как считаешь, Леня?

Леонид: Я согласен, особенно потому как любой вымирающий вид подвергается наибольшей опасности, соответственно, он должен быть наиболее подвижным и жизнеспособным.

Константин: Абсолютно. Это люди, которые могут выйти против Lionbridge и Welocalize и победить, а потом еще и сделать условия и customer service для клиента лучше, чем эти огромные MLV. Сколько раз я слышал от тех же представителей медицинских компаний, что вот они работают с двумя или тремя поставщиками. С одной стороны у них будет один из топовых MLV, а с другой стороны будет какой-нибудь среднего размера “специалист”. И они говорят, что вот у специалистов все классно, супер, они так ими довольны, а вот в больших MLV нам нужно своего менеджера проектов искать и гонять еще тысячу пятьсот миллионов лет... Вот такие дела. Нельзя сказать, что будущее за средним классом, потому что их всех скупают очень быстро, но ценность наибольшая, мне кажется, там.

Леонид: Хорошо, вопрос вдогонку. Если их скупают, они воспроизводятся обратно, или они все-таки в какой-то момент вымрут, и останутся только крошки и гиганты?

Константин: Вакуум создается, и люди пытаются туда залезть...

Леонид: Так вакуум-то засасывает что-то обычно!

Константин: К примеру, есть клиент, и у него бюджет, скажем, полмиллиона или двести, может, сто тысяч. Для MLV большого это как капля в море, а для средней компании это бюджет серьезный. Для них это очень важный клиент. И для него ты построишь все, что ему нужно будет. Он сможет директору компании ночью позвонить и задать вопросы, и все решить, потому что есть налаженные отношения. А кому он позвонит в большом MLV? Скорее всего, человеку, который будет в отпуске, в нерабочее время, или, может быть, переведут на менеджеров в другой часовой зоне, которые ничего не знают… Так что есть возможность воспроизвести средний класс, и есть предприниматели, которые это делают. Но мне кажется, интерес к этой теме настолько велик, что их быстрее покупают, чем новые компании появляются.

Соответственно, последние из могикан, которые остаются стоять, - вот какие они ценные!

Леонид: Видишь, как ты ответил интересно. Я просто не мог воздержаться… Теперь мы совсем в другую сторону пойдем, надо разнообразить вопросы, чтобы ты не скучал.

Константин: Давай, у тебя интересное интервью, ты бы мог стать великим журналистом, мне кажется. Я все время скучные вопросы задаю, про деньги. А ты и с юморком, и с интригой, и конкретно, и по существу, мне очень нравится, молодец!

Леонид: Спасибо! Я страшно боюсь показаться банальным, это не мой trademark, извини… Или просто выпендриваюсь...

Константин: С деревянными галстуками! Ни у кого таких нет...

Леонид: Вот это мой стиль, соответственно вопросы тоже должны быть “деревянные”. Итак, ты миллионом вещей занимался, мы только что их перечислили в предыдущем вопросе. Ты удовлетворяешь естественное любопытство и просто плывёшь по течению, наслаждаясь в процессе жизнью, как такой слегка таинственный вариант хай-тек бродяги (Константин ржет), или у тебя есть какая-то огромная, светящаяся цель, великий план, который стоит позади всей этой активности? Если второе, то можно ли хотя бы приоткрыть слегка завесу?

Константин: Скорее, первое. Я когда был маленький, всегда хотел стать ученым, но пошел на иностранные языки, потому что хорошо ими владел, потому что ходил в школу около дома, в которой иностранные языки преподавали, и дальше двигался таким образом.

Когда я учился в университете, я пошел на журналистику. Для меня целый мир открылся: оказалось, что все, что я знал об обществе и о том, что происходит, из книжек, - это полная фигня! На самом деле все по-другому.

Когда мне посчастливилось попасть в переводческую отрасль благодаря конференции Translation Forum Russia, я тоже через какое-то время приложил свои способности к сбору информации и любопытство к тому, чтобы узнать лучше, что же происходит, и дальше поделиться этими знаниями, сделать какую-то прозрачность.

Дальше все шло по одному и тому же сценарию: изучить какую-то область, узнать что-то новое, собрать информацию и поделиться ей. В Memsource маркетинг я точно так же делал. У меня там исследования опубликованы по тому, сколько совпадений из Translation Memory в среднем встречаются в корпусах размером в 500 миллионов слов, и так далее. Скорее, просто плыву по этой методике: исследовать мир, найти самое интересное для меня. Со временем получается все больше это монетизировать, но принцип тот же самый.

Леонид: Интересно. Кстати, большинство людей обычно при этом, в отличие от тебя, становится очень таинственным и сразу объясняет, что есть грандиозный план, но только он настолько секретен и грандиозен, что они ни в коем случае сейчас не могут поделиться даже маленьким-маленьким кусочком. И это я воспринимаю как признак bullshit-а...

Константин: Мне хотелось бы тоже, чтобы у меня был гигантский план, хотелось бы приложить себя для реализации какой-то большой идеи, куда грандиозней, чем исследовать рынок переводов. То, что я делаю, продукт, который создаю, как правило, имеет срок жизни в пару лет. А есть люди, которые делают препараты на века, дома на века, фундаментальное исследование технологий на века.

Я мечтаю когда-нибудь присоединиться к этому классу. Это или мне нужно найти задачу, которая еще не решена, и я могу ее решить, либо найти лидера, к которому я могу присоединиться, у которого такая задача есть, и энергия тоже есть. Пока собираю сведения о профессиональном мире. Может быть, когда-нибудь буду собирать сведения о чем-то более фундаментальном, если “срастутся звезды”. А большого супер-плана по захвату мира у меня нет.

Вещи, которые я делаю, имеют влияние, они как-то меняют те отрасли и те компании, к которым я прикасаюсь. TranslationRating.ru повлиял на российский рынок, Translation Forum Russia тоже, и в других странах есть результат. Иными словами, есть impact, но всегда хотелось бы большего.


Продолжение следует.....